18.04.2000

Ура! Ура! Они приехали! Почти месяц я промучился без семьи, скитаясь по скандинавскому полуострову. И вот, потерянные документы найдены, виза оформлена, билеты куплены и моя отважная жена берет Лешку в охапку и летит с ним (одна, с ребенком – представляете себе?) по маршруту Петербург-Осло-Олесунд. Как же я соскучился!!! Нет, не буду я писать, как я тут соскучивался, не суть. Главное, они здесь и мне наконец есть о чем вам рассказывать. Ð’ конце концов, этот сайт только и можно писать одной рукой – вторая держит дитьку на коленях. Я не шучу, так сейчас и сидим, общаемся.

Общаться-то, кстати, уже совсем интересно стало. Три месяца – возраст солидный, есть уже о чем двум мужикам поговорить. Одному из мужиков, правда, осталось еще научится соску самому себе в рот вставлять. Вынимать-то он уже на раз умеет. Вообще, уже много всяких дел умеет делать. Палец сосать – раз, смеяться – два. Это я перечисляю только то, чего он не умел, когда я последний раз его видел. Далее, по погремушкам стучать теперь можем, переворачиваться – с живота на спинку. Самое для меня приятное – улыбаться научился в ответ на улыбку, представляете?! Вау, только что на моих глазах – супердостижение – вынул соску изо рта, подумал и раз – обратно ее вставил. И ничего не случайно, потренировался просто и научился! Сегодня, кстати, второе уже достижение: первое было продемонстрировано с полчаса назад – дали парню погремушечку в руку. Раньше он это все просто ронял безо всякого интереса, и все. А сегодня – взял так задумчиво, попробовал съесть – не очень-то естся. Посмотрел так на нее, тряханул и как начал после этого ею размахивать – погремит, посмотрит… Здорово. Сейчас вот внимательно на мою кнопконажимающую руку смотрит. Просто завороженно. То ли кнопочки гремят интересно, то ли пальцы мелькают быстро. Сейчас заснет, по-моему. Засыпать, кстати, легче стал. После того, как положишь, ровно две минуты возмущается (еще бы, вы-то там, типа, сейчас будете еще делать что-то интересное, есть что-то вкусное, а меня – пожалуйста тебе – спать!), а потом и смотришь – сопит уже в две дырочки. Немножко все-таки надо заматывать, а то что-то снится ему, наверное, как будто бы он оркестром дирижирует, и размахиванием рук, бывает, сам себя будит. Очень похож на шаолиньского монаха когда спит: лысый (ну, лысый не лысый, но такой – лысоватый), одеяло на нем завернуто, как эти ихние простыни.

Вообще, интересно мне, все-таки, что же ему снится? Большие вкусные штуки, из которых молоко течет? Или, может, что-нибудь такое, чего они еще не умеют? Так вот я себе и представляю сон такого вот медвежонка – что идет он по зеленой траве, а вокруг большие разноцветные воздушные шарики. Прямо в его рост. Их много, приходится через них пробираться, но они теплые и приятные на ощупь, прям как эти – из которых молоко. И он идет, даже бежит, подпрыгивая, смеется. Почему-то меня эта картина самого очень умиляет. Наверное, мне в его возрасте что-то в этом роде снилось.

Кстати, о медвежонках. Здесь, в Норвегии, взяли какое-то время назад, да и запретили называть детей именами Бьорн и Лео – всеми, которые являются названиями животных (бьорн – это медведь). Здорово? Я, честно говоря, удивился прилично, когда об этом услышал. Жалко, Бьорн – красивое, по-моему, имя.

Ну да ладно, время уже позднее (по давней традиции это пишется, мягко говоря, не рано), пора бы и закругляться. Надеюсь, что перерывов таких между моими рассказами больше не будет, много всего интересного у нас!
Заходите еще,
Счастливо!