29.09.2004

Еще одна статья, написанная для украинского журнала “Моя семья”.

Три часа ночи. Все, глаза закрываются. Спать. Голова на подушке, перед глазами летают обрывки недописанной программы, удивительным образом попадая в такт с порывами ветра и ударами дождя по крыше. Пфф… 
«Юрка, у меня отошли воды» Мммаа?! Одним глазом на часы. Четыре. Отлично. Ну, поехали тогда. 
Но начать эту историю, конечно, стоит с того…

…как в Норвегии относятся к детям
Если вы посмотрите на норвежских подростков лет четырнадцати-шестнадцати, то первое, что вас удивит, это их искренний интерес к маленьким детям. Мелких явно считают своей стаей: развлекают, не жалея времени, таскают везде за собой, в общем – считаются. Мы, кстати, не сразу поняли, почему (культурный шок, что ж вы хотите). Просто этих разнокалиберных карапетов полно – попробуй с ними не считаться! Почти каждый вырос в обществе братьев и сестер – чуть старше или чуть младше себя, кому как повезло. Скажем так: мало семей, в которых меньше трех детей. Еще к этому можно прибавить то, что норвежцы (не столичные, а такие, настоящие: провинциалы-рыбаки) не очень-то любят жить далеко от своей «родовой» земли. Тогда несложно понять, почему часто из толпы родных и двоюродных братьев и сестер можно запросто собрать футбольную команду и сыграть с командой соседей. Дети – одна из составляющих нормальной повседневной жизни. Вас везде ждут вместе с вашими детьми. Я говорю не только о друзьях, которые вас позвали в гости. Ð’ любом магазине ребенку есть, чем заняться вместо тихого (или, чаще, громкого) умирания со скуки. Факт, что у людей заводятся дети, уже давно признали и сделали выводы. Ð’ супермаркете есть такие маленькие тележки-недомерки – зачем? Дети любят играть, как будто они сами ходят за покупками. Если нет столика с кубиками «Лего», то, по крайней мере, есть бумага для рисования и какие-нибудь мелки-карандаши. Кроме того, если у вас маленькие дети, вы совершенно не обязаны превращаться в изолированных от общества отшельников, сидящих все время дома. Кто, например, этот вежливый дядя в белой рубашке, который помогает женщине занести коляску в автобус? Кто?! Водитель? Не надо шутить. Что, правда, что ли, водитель? Таким мой культурный шок и был: в белой рубашке и с вежливой улыбкой… 

…как в Норвегии относятся к беременным
Наверное, вы много раз слышали выражение: «Беременность – это не болезнь». Хочу поздравить тех, с кем медики обращались, так сказать, в соответствии. Вот из собственного, например, опыта, привезенного из России, могу вспомнить, как каждое второе утро мне приходилось перед работой совершать вояж в ближайшую женскую консультацию, доставляя туда некую баночку… Понятное дело, добра этого ни маме, ни мне жалко не было, но отношение иллюстрируется, так ведь? А еще, помнится, чтобы развернуться оттуда и поехать-таки на работу, мне приходилось объезжать целый большой квартал…
Как вы уже наверняка поняли, в Норвегии беременность – да-да – вполне нормальное для женщины состояние. То есть, понятно, и анализы иногда берут, и контроль, и все такое – не в степи же рожать, в конце концов. Что-то около одного раза в месяц (на самом деле, «в начале большого пути» реже, в конце – чаще) визит к акушерке. Они здесь называются jordmor, то есть дословно «мать земли», что довольно интересно, как мне кажется. Один раз женщину смотрит врач. У нас, правда, было все как-то шиворот-навыворот, потому что акушерки в то время не было по какой-то причине, и жена ходила вместо этого каждый раз к врачу – этакий кавардак по-норвежски. Но ничего, все выживают. 
О, кстати – об акушерках. В Норвегии не принято определять по УЗИ пол будущего ребенка. Не знаю, особенность ли это национального характера, или сказывается недостаток острых ощущений в повседневной жизни, но вот, понимаете ли, любят они сюрпризы. Да и медики особо не рвутся, относясь к делу ответственно: «Мы вам, мол, определим, а потом окажется, что мы ошиблись – вдруг вы недовольны будете». Мы, вообще-то, решили со своим уставом в чужой монастырь не лазать. Не принято, ну и ладно, и мы не будем. С тем и пошли на УЗИ. А из УЗИ в лучших традициях западной медицины сделано семейно-развлекательное событие с приглашением отца, подробным рассказом, где нам что видно, распечаткой снимков и тому подобным. Видео, правда, записывать не предлагали почему-то. Ну, так вот. Смотрим мы, значится, с умным видом на экран, и вдруг видим совершенно отчетливо: парень у нас будет. В смысле, все на месте. И тетеньку (не помню уже, честно говоря, акушерка это была, или доктор) спрашиваем: что, мол, мальчик, да? Она заулыбалась, как положено, но говорит: «Ну, вы же видите все сами». Мы, наивные, за свое: «Мальчик?». Она опять (уже не так радостно и с нетерпением): «Вы видите все сами!» Короче говоря, так и не созналась: вот, видимо, как бывают недовольны те, кому что-то там определяют ошибочно. 
Вообще, качество медицинского обслуживания в благополучной Норвегии – тема отдельная. Норвежцы лечатся только если им уже действительно плохо, соответствует этому и отношение врачей: «ну, температура – чего пришел-то?». Некоторые этим недовольны, но дело это, мне кажется, личного отношения и конечный результат, в принципе, неплох. Как показалось лично мне, у нормального среднестатистического доктора в России опыта и «наметанного глаза» больше, чем у среднего норвежского доктора, который больше опирается на справочники, результаты анализов и стандартные процедуры. Например, когда мы рожали в России, наш доктор – дядька лет тридцати пяти – пощупав Лешку в мамином животе, выдал, почти не задумавшись, его будущие параметры: рост, вес. Где-то за месяц до родов. Угадал он? Честно, говоря, не помню я, да и не о том речь: лично для меня, как для мужчины и, наверное, как для технического специалиста, более важным было, что вот, есть человек, который явно разбирается в том, что он делает – авторитетно и уверенно что-то говорит, во всяком случае. Повлияло ли все это на исход дела? Да, наверное, нет – кто его знает. Совершенно точно то, что душевного комфорта прибавило. Чтобы вы лучше поняли, о чем я, поговорим о том,

…как в Норвегии рожают
Едем… с дальним светом почти вообще ничего не видно… с ближним – тоже видно мало что: дождь со снегом лепит сплошной стеной, причем, что характерно для нашей местности, все это летит горизонтально. Ветер дергает машину так, что ее кидает по дороге. Чтобы порыв не застал врасплох, стараюсь держаться середины, благо пятый час утра и никого нет, даже оленей. Стараюсь не нервничать. Стараюсь вспомнить, что мог забыть: папку с документами взяли, в больницу позвонили, сумка с вещами на месте. Спать не хочется, хотя спал всего час: адреналина хватит на целый отряд. Еще захочется… Но давайте по порядку. Куда звонить и что делать, когда час пробьет, нам, конечно, сказали. Большой минус нашему доктору: что-то он недощупал и разрешил нам добираться до больницы самим. На самом деле, как потом оказалось, нужно было на «скорой», лёжа. Ну да ладно, все, слава Богу, обошлось. 
Для норвежцев и тех, кого к ним приравнивают в правах (например, работающих в Норвегии по контракту), социальное страхование покрывает больничное обслуживание. То есть, если тебя кладут в больницу, это бесплатно: от операций до бинтов. В поликлинике, наоборот, нужно платить самому (хотя и не всю сумму). Ну да не о поликлинике речь: рожают-то, конечно, в больнице. Нам, безусловно, повезло со страной. И родили бесплатно, и материальную помощь получили весьма существенную. Если женщина работала до беременности, она может выбирать: ей могут либо сохранить зарплату в течение 10 месяцев, либо выплатить довольно крупную сумму сразу после родов. Если не работала, первый вариант, конечно, отпадает, поэтому нам выплатили эту самую сумму. Чтобы не биться с пересчетом по курсу и переосмыслением по ценам на продукты и бензин, скажем просто, что на эти деньги можно, например, купить коляску, кроватку, детское сиденье в машину, и останется еще на несколько месяцев на памперсы. Кроме того, кое-что выплачивают еще каждый месяц, а если мелкий не ходит в садик (с года до трех лет), то и еще – как бы, зарплату маме, за то, что она сидит с детьми сама. В общем, помогает государство неплохо: стараются обеспечить прирост.
Обратите, пожалуйста, внимание: для всего этого нужно иметь или норвежское гражданство, или вид на жительство (например, разрешение на работу). Если приехать по приглашению или в турпоездку, боюсь, придется раскошеливаться самим, или надеяться на вашу собственную страховку.
Еще немного сухих фактов: рожденные в Норвегии дети не получают автоматически Норвежского гражданства. И вообще, не так уж и много стран, в которых это действует. Штаты – да. Наверное, Канада тоже. Кроме того, по-моему, Ирландия, хотя я и не уверен. Здесь, в Норвегии, оформляется статус согласно статусу родителей. Например, у меня есть разрешение на работу, поэтому ребенок имеет право на вид на жительство – на тот же срок, что и я. 
Но это все мы оформляли уже потом. А пока, примчались в приемный покой – так, кажется, это называется. Жену сразу посадили (или положили – не помню уж теперь) на каталку и повезли устраиваться. Я, заикаясь, сел отвечать на вопросы, что, мол, да – муж, да – фамилия, да второй ребенок… 
Присутствие при родах отца ребенка здесь явление такое же обычное и распространенное, как и сами роды. Ну и отношение, соответственно, вполне нормальное. В Питере нам пришлось платить за это дополнительные деньги (что само по себе уже можно рассказывать норвежцам как анекдот), меня каким-то полуконтрабандным способом недоброжелательные нянечки нехотя водили какими-то черными лестницами, ну, вы понимаете. Здесь просто проводили в комнату, где нам предстояло дождаться кульминации, принесли кресло и сказали: «Ну, хочешь, попробуй заснуть. А вообще, кофе там-то, туалет там-то. Успехов». И никто не делает вид, что ты им, типа, страшно мешаешь. 
Да и мешать-то особо было некому, надо сказать. Никаких врачей мы так и не увидели. Акушерки приходили и уходили, сменяя одна другую (а проторчали мы там часов что-то вроде двенадцати). И вот тут-то мое относительное спокойствие начало трещать по швам. Где специалисты? Почему нас оставили на произвол судьбы?  Это именно то ощущение, о котором я писал чуть выше: где профессионал, который контролирует процесс, держит в прямом и переносном смысле руку на пульсе?! В глубине души понимаешь, что на пульсе держит руку умный прибор, а врача, если вдруг понадобится, найдут и позовут. Но вы попробуйте об этом помнить, когда ваша жена будет рожать – тогда поговорим.
Дальше – все, как полагается: разрешили перерезать пуповину, взвесили, сполоснули-одели – мелкого, понятное дело. Дали перекусить – всем. Кому положено сисю – дали сисю. Родителям прикатили подобие праздничной закуски, которая была весьма кстати -  все-таки полсуток без еды – не хухры-мухры. 
В больнице маму с новорожденным держат два-три дня. Если хочешь, ребенка можно держать при себе, если спать хочешь сильнее – за ним посмотрят добрые тети – детские сестры. Тети, действительно, очень добрые, и атмосфера у них там очень хорошая – видно, что им нравится возиться с мелкими детками. 
Со спокойным сердцем оставив половину семьи на их попечении, я с остатками адреналина в крови тихонько порулил домой: спасать наших друзей от старшего бандита. Нам с ним еще предстояло ехать в аэропорт, встречать бабушку, которая опоздала к представлению и ничего пока не знала…

Сказке конец?
Уфф… Пока все это заново переживал, аж вспотел весь. Все-таки два года прошло уже. 
Пока ждешь в больнице, думаешь: вот бы только все правильно, чтобы закричал, как полагается, чтобы все нормально прошло. О том, что будет дальше, как-то и не думаешь. Есть такая норвежская поговорка: «Сначала их учишь ходить и говорить, потом – сидеть спокойно и молчать». Теперь мы уже давно как во второй фазе… Дело это интересное и веселое, хотя и непростое – сами знаете.