05.06.2003

О материнских чувствах

Я не особенно любила детей. У меня никогда не было братьев или сестер, племянников или прочих родственных детишек, а чужие дети мне казались плохо воспитанными и чаще всего раздражали.

Когда родился наш первый ребенок, я не испытывала к нему любви или материнской привязанности. Скорее, любопытство, волнение, страх перед неизвестным, чувство огромной ответственности, внезапно обрушившейся на меня. Это маленькое существо внезапно поставило с ног на голову мою жизнь, заставляя о нем заботиться, не давая мне расслабиться на какое-то время и забыть о его существовании. Моя новая роль казалась поначалу мне очень странной, и трудно было приучить себя к мысли, что я теперь Мама, а этот маленький незнакомец – мой Сын. Я вглядывалась в черты маленького опухшего личика, улавливая сходство с любимым мужем, и мне казалось, что мой ребенок самый красивый.

Наш малыш с самого своего рождения стал проявлять характер, заставляя нас считаться с его желаниями и привычками и с уважением относиться к своей личности. Это была уже не просто часть моего тела, дающая о себе знать только толчками в животе, а совершенно отдельный от меня, новый человек с собственной индивидуальностью. С ним нужно было заново знакомиться, привыкать к нему и подстраиваться под него.

Потом были бесконечные бессонные ночи, мучительные болезненные кормления, маленький краснолицый крикун, не желающий спать без маминой сиси, постоянное желание выспаться хотя бы один раз…

Наверное, я была тогда не самой лучшей мамой на свете.

Весь первый год жизни у него болел животик, и он все время плакал. Я таскала его на руках, пытаясь успокоить, и никак не могла понять, как это мои подруги наслаждаются общением со своими малышами, говоря: “Ах, это такое чудесное время! Оно так быстро пролетает!” Для меня же первый год казался вечностью.
Была и первая улыбка, и первый смех, и первое слово “мама”. Я наблюдала, с каким наслаждением мой ребенок сосет грудь, сопя и причмокивая, обхватывая ее своими пухлыми ручонками. Я любовалась тем, как живо он следит за погремушкой, протягивает к ней непослушные ручки, как учится пользоваться своим телом.

Потом были первые шаги и многочисленные падения, первый лепет и наше беспокойство: “Ну когда же он, наконец, заговорит?”

Теперь его не остановить…

Как-то между делом появился второй – улыбчивое создание, приносящее нам море радости. К моему удивлению, с появлением второго ребенка стало как-то легче. У него ничего не болело, и он мог спокойно лежать, ловя мой взгляд и отвечая мне счастливой улыбкой.

Старший брат стал неожиданно взрослым и заботливым, видимо, ощущая свою ответственность за кроху.

С ними уже можно полноценно общаться, отвечая на бесчисленные вопросы и рассказывая об устройстве мира. Я наслаждаюсь временем, которое провожу с ними, выслушивая их сбивчивые объяснения, вытирая их слезы и заражаясь их смехом.

У нас растут два прелестных, немного шаловливых ангела, совершенно изменивших мой характер, сделавших меня бесконечно терпеливой, заботливой и любящей.

Они создали из меня Маму, и я говорю им: “Мальчики мои, я так вас люблю!”