08.09.2000

Каюсь, заставил вас ждать обещаного – хоть и не три года, но все же. Наслаждайтесь: очередное Андрюхино произведение. Да я его и сам сейчас с вами вместе еще раз перечитаю!

Сквозь пелену сна я услышал нечленораздельное кудахтанье и бормотание, плавно переходящее в хныканье, а затем в рев. Хмуро глянул заспанным глазом на часы – пол-первого ночи. Встаю, и нетвердой походкой, спотыкаясь о разбросанные погремушки бреду в комнату к Дашке. Она стоит с закрытыми глазами в кроватке и истошно орет. “Что будем делать?” спрашиваю. Зубы, чертовы зубы… Лезут, чешутся, болят, не дают спать ребенку и нам… Надо как-то успокоить… Беру простыню, расстилаю на столике, пеленаю Дашку. Та надрывается еще пуще, в том месте, где еще вечером у нее был прекрасный маленький ротик, которым она без умолку лопотала на своем восьмимесячном наречии, разверзлась пропасть, из которой доносился всепоглощающий вой. “Ладно, ладно, сейчас мы…” Беру ее на руки, и пускаюсь в пляс по комнате. Что танцуем сегодня? Ирландскую джигу? Польку-бабочку? Или гопак? Останавливаемся на джиге. С ноги на ногу, плечи неподвижны, спина прямая, гордо поднятая голова, в которой лихо наяривает Pogues. Так. Рев переходит обратно в хныканье, потом и вовсе затихает. Снижаем темп, это уже не джига а вальс… Останавливаемся, переводим дыхание. Дыхание ребенка все еще неровное, поэтому лучше подержать ее на руках. Можно посмотреть какое-нибудь кинишко. Одной рукой прижимая к себе ребенка ставлю “Lock, stock, two smoking barrels”.

“All right! Let’s sort the buers from the spyers, the needy form the greedy, and one of you who trust me from ones who don’t. Because if you can’t see value here today, you’re not up here shopping, you’re up here shoplifting…”

Как у нас дела? Угу, дыхание ровное, пульс нормальный. Еще посижу минут пятнадцать, и попробую уложить ее в кроватку. Этот акробатический номер не всякий сможет проделать. Ведь ребенка необходимо положить именно на тот самый бок, на котором она больше всего (вернее дольше всего) любит спать, и именно в ту сторону головой, к которой мы больше всего привыкли. Ориентируем спящего ребенка в пространстве путем сложного перехвата, перегибаемся через поручни кроватки – Voila! Теперь аккуратно освобождаем от простыни… Кажется спит. Да, вроде спит… Соска на месте, все в порядке. Плетусь спать. А?… Нет, показалось… Наташка приподнимается на локте. Я знаком показываю – усё в порядке, клиент готов… Ложусь. Закрываю глаза. Вижу теплое чистое море, желтый песок, слышу шум прибоя, пляжный гомон… Меня кто-то зовет, я пытаюсь отыскать – кто, зов становится громче, ближе, но я не вижу – кто, кто меня зовет?… Лица сливаются в бледно-желтую массу, зов все ближе, ближе!… Внезапно я понимаю… Хмуро гляжу заспанным глазом на часы. Пол-пятого. Уже неплохо, до подъема осталось всего два часа. К тому же, теперь она орет не просто так. Она хочет еды. Встаю, спотыкаясь о разбросанные погремушки плетусь очень знакомым маршрутом. “Ладно, ладно, сейчас мы…” Обратный маршрут, уже с ребенком на руках. У меня есть целых десять минут, пока маленькая пиявочка насытится. Целых десять минут…

Andrew Get-My-Eye